Встретит ли Патриарха Кирилла на юбилей Крещения Руси митрополит Драбинко? Размышления игум. Кирилла (Сахарова) о ситуации в УПЦ

В конце месяца в Киев на торжества по поводу 1025-летия Крещения Руси приедет Патриарх Московский. Дождемся ли мы от него по-отечески строгой оценки происходящего в Украинской Православной Церкви Московского Патриархата?

В ожидании предстоятельского визита, думаю, будут интересно мнение о нестроениях в УПЦ одного из авторитетнейших московских священников, духовника Союза Православных братств (СПБ), игумена Кирилла (Сахарова). В начале 90-х новоявленный «патриарх Филарет» говорил о нем: «в Москве у меня два противника, два Кирилла: один митрополит (ныне – Патриарх, – Д.С.), а другой – иеромонах (ныне – игумен, – Д.С.). Игумен Кирилл неравнодушен к происходящему в УПЦ не только потому, что он настоящий православный пастырь и миссионер, но и потому что родом – из шахтерского Артёмовска, был послушником Почаевской лавры. Раз в год о. Кирилл обязательно бывает на Украине, и как никто иной «чувствует» местную ситуацию.

С батюшкой мы встретились на киевской презентации третьего тома его «Воспоминаний», прошедшей в помещении «Народного Собора Украины».

– Отче, в 2007 г. вы писали: «Беспрецедентной была хиротония архимандрита Александра (Драбинко): 42 архиерея, в т. ч. три из России, и по одному из Молдавии, Белоруссии, Азербайджана и Казахстана приняли участие в ней. Все это было похоже на интронизацию будущего главы УПЦ». Сегодня, наверное, уверенности в том поменьше, тем не менее, почва для тревожных процессов остается благодатной. Я имею в виду Устав УПЦ.

– В Заявлении Союза Православных братств по итогам Поместного Собора УПЦ 2011 г., где и был принят упомянутый вами документ, мы назвали его уставом «без пяти минут автокефальной церкви». В нем отсутствует упоминание о том, что УПЦ является частью Московского Патриархата, то, что она получает Святое миро из Москвы, не прописано право апелляции архиереев УПЦ к Московскому Патриарху, как и право утверждения Московским Патриархом Устава… Вообще,насколько нужно иметь искаженное церковное сознание, чтобы утверждать, что Патриарх как «гражданин другого государства» «согласно Украинскому законодательству» не может утверждать Устав Церкви другого государства?!

– И это притом, что Церковь у нас отделена от государства. Вряд ли об этом «вдруг» – на время принятия автокефалистского Устава – забыли причастные к его созданию и продавливанию.

– То, как проходил Собор – ниже всякой критики. Элементарные процедурные вопросы, регламент, гарантированность соборного обсуждения сложнейших проблем бытия УПЦ – всем этим пренебрегли. И не удивительно, что у ряда делегатов, таких как Виктор Нусенкис (один из крупнейших церковных благотворителей, – Д.С.) это вызвало законное возмущение. Оторвавшийся от паствы, Собор выказал политическую ангажированность и пренебрежение мнением подавляющего большинства мирян УПЦ (а это миллионы верующих!). Или в угоду кесарю самостийникам нужны раскол и смута? Принятый Устав существенно противоречит общецерковному Уставу. Тем более – его незамедлительное вступление в силу без утверждения Московского Патриарха.

– На том «соборе» было утверждено принятое накануне решение Синода УПЦ по «отлучению от церковного общения» председателя Союза Православных братств Украины Валентина Лукияника – человека, который более двух десятилетий самоотверженно боролся за возвращение Церкви ее храмов и имущества, захваченных как государством, так и раскольниками, выступал за церковное единство. Видимо, последнее ему и не простили. Что это как не удар в спину?

– В заявлении СПБ мы назвали это «зачисткой территории», устранение «протестного потенциала». Мы считаем, здесь свое твердое слово должен сказать Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Слово, которое очень ждут на Украине. Слово, направленное на пресечение «ползучей автокефализации» на Украине. Поэтому СПБ обратился к Патриарху как с ходатайством о Валентине Борисовиче Лукиянике, так и с выражением озабоченности по поводу деятельности архиепископа Александра Драбинко, находящегося в эпицентре автокефальных тенденций.

А вообще-то, последние события в церковной жизни Украины, были прогнозируемы. «Ползучая автокефалия» шла неуклонно. В 1990 году, когда предоставили УПЦ самостоятельность в управлении, финансовой сфере и т.п., хотели загасить костер националистических настроений…

– … Но только плеснули бензина.

– Никаких реальных механизмов воздействия Патриарха Московского на УПЦ не прописали: не было оговорено ни то, что кандидаты в епископы утверждаются Патриархом, ни то, что епархии образуются по его благословению… А аппетит, как известно, приходит во время еды.

Думаю, если бы не присутствие в составе Синода митрополита Одесского Агафангела и не триумфальные приезды Патриарха, автокефалии нам бы уже не избежать. Чувствуется, что эти пастырские визиты очень сильные импульсы дают. После каждого посещения монастыря или храма появляются портреты Патриарха. В Городокском монастыре – в трапезной вообще портреты всех Московских Патриархов.

– И это, подчеркнем, запад Ровенской области.

– После посещения в течение трех дней Ровенской и Луцкой епархий у меня прибавилось оптимизма. Кроме Городка, были в Зимненском монастыре (это вообще западная граница Украины), Дерманском, Межеричском. Везде портреты Патриарха и соответствующий настрой. Имея такие возможности, сдаваться никак нельзя. Корецкий монастырь – это вообще «Суздаль волынский»! В одном из монастырей – там же на Ровенщине – храм расписан в каноническом дониконовском стиле.

– По иронии судьбы именно Корец и дал нам Александра Драбинко. Он частый там гость.

– Я тоже думал, что на Украине все уже «схвачено» – всё на волоске. Но ошибся.

Добавляет уверенности в том, что ситуацию можно еще выправить и положение об обязательном участии архиерея от УПЦ непременно в сессиях Синода РПЦ. Это прорыв. До этого как было – Блаженнейший болен – никого от Украины нет.

В общем, подвижки на антиавтокефальном направлении нужно наращивать. Есть некие зазоры между буквами документов, статусов, которыми можно воспользоваться.

Никто не мешает Патриарху совершать и, скажем так, «более штатные», визиты. Не пышные, с огромными финансовыми расходами, с большими проблемами в плане организации охраны и т.д., а сугубо пастырские – на один-два дня к престольному празднику какого либо храма, на поклонение прибывшим сюда мощам. Отслужил всенощную, литургию, произнес проповедь, пообщался на трапезе с духовенством, и утром – в аэропорт. По такой схеме можно посетить Львов, Ивано-Франковск…

Можно это даже так представить – за пару часов от Патриарха звонят: «встречайте у врат собора Святейшего». Иподиаконы и сопровождающие заранее приехали, расположились в гостинице. И принимающей стороне никакой головной боли – как и чем встретить Патриарха. Архиерея-то на престольный праздник всё равно встречают, трапезу готовят… Главное – пастырский визит. И можно так приезжать 3-4 раза в год – чтобы присутствие Патриарха постоянно чувствовалось. Мне кажется, это самое важное. Конечно, будут препятствия, будут те, кто будет рвать и метать – тем более, нужно этот потенциал задействовать.

– И всё же в Уставе УПЦ есть автокефалисткие поправки, которые Собор РПЦ уже утвердил.

– Как утвердил, так и отменить может.

– Но скорость, с которой в УПЦ плодятся епископы, говорит, что в качестве участников Архиерейского Собора РПЦ, их огромная масса проголосует против приведения Устава УПЦ в соответствие с Уставом Материнской Церкви.

– В последнее время умножились ряды и российских архиереев. Уже нет такого масштаба присутствия – до трети – украинских епископов в епископате РПЦ.

– Но это всё, как говорится, мягкие варианты развития событий. Рассчитанные на то, что даже автокефалисты будут двигаться к своей цели «конституционным путем». Но это – каноничность автокефалии УПЦ – в принципе невозможно. Потому-то и действуют по-разбойничьи – исключая пункт об обязательности утверждения устава Патриархом. Может, имеет смысл введения прямого патриаршего правления?

– Это, наверное, на крайний случай. С другой стороны – плестись в хвосте событий тоже крайность. Ведущая к катастрофе.

– Архиепископ Александр вновь и всё чаще появляется на службах одесную Предстоятеля УПЦ (и это при митрополите Антонии, занимающем место ошуюю). Если он и по делу о покушении на убийство монахинь выйдет сухим из воды, то приобретет статус не то что митрополита, а святого аки неопалимая купина проходящего сквозь огнь испытаний.

– Думаю, что его имидж в связи с происшедшим с монахинями сильно подорван. Вряд ли можно предположить, что он будет возведен в сан митрополита во время празднования юбилея.

– Ваше Преподобие, Вы вспомнили, как на Волыни порадовались канонической дониконовской иконописи. Поэтому хочу вас спросить как убежденного сторонника возвращения Русской Православной Церкви к дораскольной обрядовости. И не просто сторонника, но практика, чей приход – один из немногих в Москве т.н. единоверческих, т.е. старообрядных в лоне канонического Московского Патриархата. Видите ли вы свою миссию в залечивании страшного раскола, случившегося в XVII в.? И насколько эта миссия выполнима?

– Это рана на теле церковном, на теле нашего народа… Я вижу отклик со стороны старообрядцев на то, что мы делаем. Но вообще я настроен пессимистически. Перспективы очень туманные и в человеческом измерении тупиковые. Тем не менее, трудиться на этом поприще, вносить свою лепту в уврачевание раскола – благое дело. В конечном счете, все в руках Божиих. Мы его орудие, и уповать можно только на чудо – настолько все далеко ушло.

От нас – от РПЦ – в первую очередь требуется устранение таких вопиющих нарушений, как обливательное Крещение (стало быть, необходимо повсеместное строительство баптистериев) и приведение к каноническим нормам иконописи и церковного пения – они должны не услаждать глаз и слух, а духовно преображать человека.

И второе – необходимо выразить сожаление по поводу тех кровавых несправедливых гонений, которые были по отношению к старообрядцам. Факты говорят о том, что ряд церковных иерархов на протяжении трехсот столетий были причастны в той или иной форме и степени к этим преследованиям, что отложилось в исторической памяти, генетической памяти старообрядцев и это существенно препятствует сближению.

Без этого говорить о каких-то перспективах невозможно, это все равно, что два соседа крупно поссорились, а потом один из них говорит, похлопывая по плечу: «Давай мириться и брататься». Будет ли этот путь плодотворным без предварительного покаяния? Взаимного покаяния.

Более подробно о деятельности игумена Кирилла по сближению РПЦ со старообрядчеством читайте ЗДЕСЬ.



Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s