Антиуниатский ликбез для руководства УПЦ. Часть IV (Они — в окно, мы их милости просим)

Дмитрий Скворцов

В первойвторой и третьей частях нашего ликбеза для игуменьи Серафимы (Шевчик), занимающей ряд руководящих постов в УПЦ МП, мы рассказали о сотрудничестве украинских униатов с нацистами и неонацистами — в том числе и в деле уничтожения православия на подконтрольных им территориях (игуменья, напомним, как-то особенно сочувственно относится к «нелегкой» судьбе УГКЦ). В этой главе мы поведаем матушке Серафиме о деяниях греко-католиков на территории, куда копыто унии ранее не ступало.

Впрочем, и в Галиции субъекты душевной опеки матушки Серафимы всё еще не унимаются. Поэтому снова начнем с уже цитируемого ранее обращения 2006 г. тогдашнего главы Отдела внешних церковных связей, а сегодня — патриарха церкви, в которой служит наша игуменья. Вот, что писал митрополит Кирилл (Гундяев) тогдашнему лидеру украинских униатов Любомиру Гузару: «К сожалению, и сегодня отношения между православными и греко-католиками на Украине далеки от братских. Например, в Львовской области искусственно организуются общины греко-католиков, которые добиваются права поочередного совершения богослужений в немногих оставшихся православных храмах, постепенно вытесняя оттуда православных верующих. До сих пор в этих областях православные не имеют возможности вести полноценную церковную жизнь, строить новые храмы взамен отобранных греко-католиками. В частности, тяжелое положение сохраняется во Львове, где, несмотря на многочисленные обращения в различные инстанции, православная община до сих пор не может получить участок земли для строительства нового храма, который смог бы вместить всех молящихся».

Но изгнанием православных из Галиции униаты уже не ограничивались. Ко времени письма митрополита Кирилла они уже давно осуществляли ползучую экспансию на земли, где их отродясь не водилось (то есть где Польша не владычествовала).

В христианстве это называется «прозелитизм» — стремление обратить других (в том числе и верующих иных конфессий) в свою веру. Не могла не знать настоятельница Одесского монастыря и депутат Одесского горсовета о том, что положили глаз греко-католики и на Южную Пальмиру. Тем более, епархия, в которой числится игуменья, 2010 г. выступила с заявлением по данному поводу, где, в частности, говорилось: «…предполагаемое строительство в г. Одессе на территории Прохоровского сквера собора „Украинской Греко-католической церкви“ является попыткой осуществления агрессивной экспансии униатства в Одесском регионе. В Одессе, подавляющее большинство жителей которой являются верующими Украинской Православной Церкви, проживает настолько малое число греко-католиков, что нет никакой необходимости в строительстве не только собора, но даже и молитвенного дома для униатов, — говорится в заявлении Одесской епархии. — Поэтому такое строительство рассматривается православным народом Одессы как проявление прозелитизма, направленное на совращение православных христиан в унию. Тем более что по самому своему историческому происхождению УГКЦ создавалась в качестве миссионерского проекта католицизма, направленного на подчинение, во многом насильственное, Православной Церкви Ватикану. Мы помним и о том разгроме западно-украинских епархий нашей Церкви, который устроила УГКЦ в 90-е годы прошлого века… Поэтому, строительство собора УГКЦ в православной Одессе вызовет негодование и протест со стороны духовенства и православных верующих Одесщины, создаст в нашем мирном городе ситуацию межрелигиозного конфликта».

«Вечно гонимые» поработители

Новый униатский лидер Станислав Шевчук в ответ завел старую, но, тем не менее, любимую песню Серафимы Шевчик о несчастных униатах: «Там, де всі представники церков мали б мати однакові права, наша церква таких прав не має. Яскравий приклад — Одеса. Уже скільки років просимо можливість отримати земельну ділянку, щоб будувати наш храм у Одесі. І по сьогоднішній день жодних зрушень там немає. Такі ж скарги надходять і з інших міст України. Зокрема йдеться про центральну, східну й південну Україну. Тобто ми не отримуємо свого конституційного права — молитися».

Ну, во-первых, если бы униаты были истинными христианами, то знали бы что храм для молитвы — вещь не обязательная. Молиться можно и в чистом поле, не говоря уже о домашнем уголке с иконами. А вот если речь идет о принятии таинств, то для десяти-двадцати одесских униатов строить целый собор, настраивая против себя местное население, совсем не требуется. Это ведь не исконно православный Львов, где на тысячи верных УПЦ МП приходится один храм (вместимостью до 600 человек) да две церквушки в пригородах, перестроенные из сельмагов. Бывший львовский архиепископ Августин каждую новую власть призывал посодействовать возвращению православным хотя бы малой части их храмов. Но в Галиции их только продолжали отбирать — духовные чада того же Шевчука.

Относительно сложившейся ситуации (в том числе и по экспансии на восток) владыка Августин в 2005 г. предупредил уже нового папу Ратцингера: «Если УГКЦ не откажется от своих намерений, то УПЦ должен рассматривать действия Католической церкви в Украине как стремление обратить православных в свою веру, что фактически является публичным свидетельством непризнания католиками благодатной природы Православной Церкви и ее спасительной миссии в мире. В такой ситуации Священноначалие УПЦ… вынуждено будет предостеречь верующих от возможного искушения со стороны католиков, дав надлежащую оценку особенностям вероучения и практики Католической Церкви с позиций православного богословия.

Несмотря на многочисленные нарушения договоренностей в одностороннем порядке при прежнем руководстве Католической церкви, мы надеемся, что ее новое высшее руководство с пониманием отнесется к нашей озабоченности действиями УГКЦ ради достижения ожидаемого христианами устранения межцерковных конфликтов».

Однако, как видим, православную игуменью Серафиму заботит отнюдь не это в отношениях с униатами. Не потому ли, что и киевскому ее начальству (а именно митрополиту Владимиру Сабодану и его окружению) Шевчук куда ближе, чем свои же Агафангел с Августином. Последний за свою бескомпромиссную позицию был вообще снят с львовской кафедры и переведен от греко-католиков подальше. На новой —белоцерковской — кафедре его, правда, уже ждал очередной униатский сюрприз.

Но об этом чуть позже. Пока же о Киеве.

Как из освободителей сделать «оккупантов»

В то самое время, когда депутаты Львовского горсовета в девятнадцатый раз отказывали православным в выделении земли под строительство храма, их киевские коллеги отдали (разумеется, по указанию из администрации президента Кучмы) шесть гектаров вовсе недешевой киевской земли под строительство собора УГКЦ — сегодня вызывающе «красующегося» напротив Лавры. А с победой «Оранжевой революции» тогдашний лидер украинских униатов Любомир Гузар заявил о благоприятных обстоятельствах для перенесения кафедры УГКЦ из Львова в Киев. Что и состоялось 21 августа 2005 г. В зачитанном официальном уведомлении «Про перенесення резиденції Верховного Архиєпископа УГКЦ з города Львова до стольного города Києва» это было изображено как восстановление исторической справедливости, возвращение «Отця і Глави Української Греко-Католицької Церкви до свого традиційного (sic!) осідку»: «Майже 200 років тому, під тиском окупаційної влади, перебування Київського Митрополита нашої Церкви у своєму властивому осідку в Києві сталося неможливим». «Окупаційна» — это, к сведению пани Шевчик и ее киевских покровителей — власть православная, изгнавшая «неокуппантов» — латинян-поляков. Последние, кстати, с таким же успехом, как и Гузар, могут называть Киев своим «властивим осідком». А что — почти сотню лет владели! Да и со святополками окаянными в город захаживали.

Но вернемся к нашим овцам — к тем, что из паствы «римского архипастыря». Им в тот день было сказано: «Подаючи вам до відома факт перенесення осідку Верховного Архієпископа УГКЦ до стольного города Києва, звертаємося до Вас — молімося і працюймо, щоб Боже світло і Божа сила знову засіяли на Київських горах». Следует понимать, досель колыбель крещения Руси жила во мраке православия, исповедуемого разными там Шевчик.

Здесь же — у стен Антилавры — было объявлено что отныне «за благословенням Святішого Отця Івана Павла II… осідком Верховного Архиєпископа Української Греко-Католицької Церкви стає місто Київ». А сам он отныне «Верховний Архиєпископ Києво-Галицький».

Вот так — во время Войны УГКЦ активнейшим образом помогала гитлеровской армии-«освободительнице», поздравляла лично товарища своего Гитлера со взятием Киева, и теперь, вот, сама вошла в древнюю столицу Руси. Не знаменательно ли, кстати, что униаты на протяжении всей своей истории поддерживали всех оккупантов родной земли?

Трембита в степях Украины

Ступив впервые в своей истории на левый берег Днепра, украинские униаты на том, естественно, не остановились, устремившись рассеивать «мрак православия» и далее на восток. В конце концов, учрежден же еще в 2002 г. Донецко-Харьковский экзархат. Согласитесь, нехило — целый экзархат! Притом, что 97% униатских приходов сосредоточены в карпатском регионе, не занимающем и десятой части территории современной Украины! Гузар поясняет это тем, что, дескать, «мы открываем больше людей, чем мы думали… Люди отвыкли от обычаев, их нужно находить, будить…». Но чем, спросите, можно «пробудить» в потомках православных людей отчего-то дремлющие в них униатские обычаи? Отвечу цитатойиз наблюдений моего коллеги Константина Зарского.

«Во время беседы с журналисткой из Грузии, — вспоминает он. — Я спросил: какой музыкальный инструмент считается в Украине национальным?». «Бандура», — ответила она. Ей и в голову не пришло назвать национальным украинским инструментом трембиту… Представляете — трубный глас трембиты разносится на холмах Киева или Канева. С какой это стати, это же не Карпаты. Точно так же и с униатской формой исповедания христианства. Это исключительно западноукраинский, узкорегиональный религиозный феномен своеобразного звучания…«.

Так и уния. По сути, являясь местной формой католичества, эта духовная трембита на протяжении последней четверти века выдается за общенациональную украинскую религию. Поэтому, как справедливо замечает Зарской, перенос резиденции главы украинских униатов из Львова в Киев и рекламируется как акт всеукраинского национального значения.

На самом деле это имеет значение только для переехавших в столицу УССР (а затем —Украины) нескольких тысяч галичан (или их детей). «Киев стал для западенцев Новой Канадой, где по примеру и опыту диаспоры просто необходимо было сохранить свою культуру, язык и верования, — продолжает Константин. — Но теперь потомки христиан галицких земель, ушедших из Православия в духовный союз с Римом и столетиями подчинявшиеся ему, вызрели до фазы, когда смогут окончательно удовлетворить Ватикан в его вековых стремлениях — утвердиться в православном Киеве. Пусть даже в форме украинских униатов».

Еще до Октябрьской революции в Киеве была только одна униатская церковь — для пленённых в 1915 г. «січових стрільців», которые при первых же атаках русских (среди которых большинство было малороссами) предпочитали разбегаться, бросая оружие. Церковь была деревянная. «Клятий царат» специально для самых первых «героїв України» (которым теперь «Слава!») привез ее из Львова.

Сегодня униаты служат в пяти киевских храмах. При этом два из них построены православными, а один — русинами. Самый известный — Николаевский на Аскольдовой могиле.

Присутствие греко-католиков здесь иначе, чем насмешкой «новітньої української» истории не назовешь: на Никольском кладбище при храме покоятся солдаты Первой Мировой, в том числе, погибшие от пуль украинских униатов. А еще — издевкой над историей Киева. В то время как городские власти (под предлогом охраны памятников архитектуры) всячески препятствуют проведению в древних православных храмах служб (хотя Церковь могла бы на самом деле собственными силами остановить разрушение этих памятников), «национально свидомые» униаты спокойно долбят стену в церкви 1810 г., устанавливая безвкусный барельеф папы, соизволившего здесь помолиться в 2001-м (кстати, тогда официальный печатный орган Ватикана «L`osservatore romano» назвал визит папы в Киев «реваншем истории») и ликвидируют Царские врата, как не соответствующие униатской обрядности.

А как вам вот этот храм на Подоле?

Церковь Николы Доброго построена в XVIII в. на деньги православных киевлян в чисто русском стиле. Тем не менее, киевские власти отдают её униатам, хотя до сих пор пустует «шедевр» Ларисы Скорик на Вознесенском спуске (ныне ул. Смирнова-Ласточкина), спроектированный специально под нужды латинян.

Папа в курсе

Не стоит думать, что современные всеукраинские титулы трембитарей Гузара и Шевчука — их самодеятельность. Еще Шептицкий получил от папы Льва XIII наименование «Апостольского администратора Украины», хотя за пределами Австро-Венгрии, в то время не было ни одного униатского прихода. Историк Владислав Петрушко считает, что такая титуляция связывалась с прозелитическими проектами Ватикана в отношении России (на случай победы Четверного союза), где Шептицкому отводилась не последняя роль: «Практически с первых же своих шагов в качестве греко-католического митрополита последний приступает к попыткам экспорта униатской идеи в пределы России. О том, что уже в 1903 г. Шептицкому удалось привлечь к унии нескольких великорусских прозелитов, свидетельствуют адресованные митрополиту Андрею письма тайного католического священника Ивана Дейбнера.

Да и в новейшей истории истинные цели унии и стоявшие за ними интересы Ватикана вскрывались не раз.

В 1997 г., когда член ордена василиан (униатского «филиала» ордена иезуитов) Любомир Гузар публично продемонстрировал теплые чувства к лжепатриарху «Филарету», не признанному не только мировым Православием, но и Римским престолом, это было неожиданно.

Но когда «на літургії» по случаю переноса униатской кафедры в Антилавру засветились «представники Української Православної Церкви Київського патріярхату, Української Автокефальної Православної Церкви», стало понятно, с кем Рим намерен возрождать унию на Малой Руси. «Повернення Митрополита у теперішній, Богом благословенний час (ну, понятно — лето 2005 г. — еще даже „боголюбиві“ оранжевые не успели перегрызться, — Д.С.) наповняє нас надією на… відродження єдности Київської Церкви», — внимали украинскому голосу Рима раскольники и еретики, мечтающие о канонизации хоть под папой, хоть под чёртом.

«Доведя свой родной регион до ручки (Украина по бедности занимает предпоследнее место в Европе, а Галиция все 20 лет сидит на дотации в самой Украине), уния стремится на Восток, — констатирует глава пресс-службы УПЦ Василий Анисимов. — У Римской церкви есть некое „разделение труда“: всю „возвышенную“ часть межрелигиозных отношений (участие в мировых форумах, совместные размышления о судьбах Европы, человечества и Вселенной) — это прерогатива римо-католиков, а вот организация и осуществление против Православной Церкви провокаций, пакостей и мелких злодейств — это сфера униатов. Скажем, Римо-католическая церковь признает законным лишь Предстоятеля УПЦ Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины Владимира. Трудно себе представить, чтобы папский нунций зацеловывал всех отлученных от Православной Церкви самозванцев. Зато кардинал Гузар нацеловался с анафематствованным Михаилом Денисенко (Филаретом) перед телекамерами больше и дольше, чем Ромео с Джульеттой».

Однако сегодня подобного рода заявления звучат из уст официальных лиц УПЦ МП все реже. Рычаги власти в ней захватывала группировка, сплотившаяся вокруг митрополита Владимира, оказавшегося (как становится ясно) скрытым автокефалистом.

Одного корня

27 марта 2011 г. предстоятель УПЦ МП митрополит Владимир направилвикария Киевской митрополии епископа Илария зачитать свое (Владимирово) поздравление «Блаженнійшому Святославу (Шевчуку)» по случаю «інтронізації голови Української Греко-Католицької Церкви, яка відбулася у патріаршому соборі м. Києва». В том самом — «патриаршьем» — соборе!

А в Успенский пост владыка Владимир уже принимал «владыку» Святослава в Лавре. Первый поздравил второго с избранием «на служение» главой УГКЦ и выразил надежду, что между УПЦ и УГКЦ «будет сохраняться межконфессиональный мир и согласие». Жаль только, что не пояснил митрополит верующим (в том числе и тем, которые были изгнаны из своих храмов), когда это он с гонителями успел достигнуть «согласия», которое «должно быть сохранено». Да и вообще, непонятно, кого митрополит называл конфессией, если еще в 2003 г. предстоятели всех поместных Православных Церквей определили унию как «экклесиологическую ересь, не имеющую права существования в христианстве», а создание украинского униатского патриархата — «крайне враждебным и недружественным шагом по отношению к Православию».

Православный же митрополит Владимир не только проигнорировал предостережения отцов Церкви не иметь общения с еретиками, но «подарил гостю юбилейную панагию и богослужебный Новый Завет на украинском языке». В честь будущего поругания святынь монахи Владимир и Александр побаловались с «монахом» Святославом видами шоколадных конфет. В строгий пост. Прямо в монастыре.

Впрочем, чему удивляться? С тем, что в священноначалие УПЦ МП давно уже повадилось в нарушение всех канонов таскать в святую Лавру всяческую нечисть, верующие из смирения — простите уж за тавтологию — смирились. Но вот в октябре глава Отдела внешних церковных связей УПЦ МП Александр Драбинко и его зам Мыколай* Данилевич завели с Шевчуком речь о совместном участии в открытии в декабре Рождественской «йолки» от президента Украины на площади св. Петра в Риме. Таким образом, следует понимать, ближайшее окружение митрополита Владимира (лидером которого и является Драбинко) уже признало Рождество по латинскому календарю.

Как сообщал официальный сайт УПЦ МП, редактируемый тем же Драбинко, беседа с «прошла в теплой и дружественной атмосфере». И это в те самые дни, когда новый теплый друг УПЦ заявил, о том, что видит свою миссию в сопротивлении идее «Русского мира», выраженной Патриархом Кириллом — предстоятелем Церкви, частью которой служат и Драбинко с Данилевичем.

Следующим шагом — наверное, уже к братской дружбе — стал визит Шевчука в клинику к тяжело больному митрополиту Владимиру. 10 марта секретарь предстоятеля УПЦ МП (тот самый Драбинко), который к телу начальника в те дни не каждого-то и православного архиерея допускал, доставил ему «коллегу» из унии. Монахи снова побаловались шоколадными конфетками, и снова в строгий пост.

И все-таки Шевчук не был бы иезуитом, если бы не кинул своих новых дружков. Буквально на следующий день он выступил с заявлением против законопроекта Горбаля о возвращении УПЦ МП имущества, отобранного ещё большевиками. Почему? Да потому что в случае положительного голосования за данный документ УГКЦ теряла шансы забрать себе Почаевскую лавру (еще в 2001 г. нардепы-униаты и сочувствующие пробивали законопроект «О реабилитации УГКЦ», предусматривающий «возвращение» ей не только Почаевской Лавры, но и Софии Киевской, и даже Киево-Печерской Лавры). «Хотим перед людьми и миром заявить, что эта святыня ранее принадлежала нам», — известил «Коммерсантъ» игумен василианского монастыря Иван Майкович в те самые дни, когда Драбинко с Сабоданом кормили конфетами Шевчука.

В курсе и митрополит

Таких вот «гонимых» жалеет у нас окружение митрополита Владимира, одним из основных игроков которого является и матушка Серафима. И сольные партии в этом ансамбле отнюдь не являются плодом импровизации.

«Митрополит, конечно, не очень здоров, что и неудивительно для его возраста, но вполне вменяем, — пишет известный православный публицист Анатолий Савченко. — И умудряется выглядеть белым и пушистым старцем, в то время как в Церкви творится хаос и беззаконие.

Не этого ли он и добивался? Передать все дела по формированию «единой поместной церкви» своему окружению, а самому якобы порхать над схваткой в виде голубя мира, которому и дела нет до наших «низких» забот? Всем уже пора прозреть: не Блаженнейшим манипулирует окружение, а он — им. Недавно, впервые в истории Русской Православной Церкви Митрополит Владимир — архиерей РПЦ, поздравил с избранием нового украинского «митрополита» униатов. Он поздравил лидера конфессии, которая изначально возникла для порабощения православных, которая с первых дней своего существования лила православную кровь, стала причиной многих войн и восстаний, начиная с казацких времен. Униаты и в последние десятилетия «прославились» погромами православных храмов и даже убийствами их защитников. Напомним, что в 90-е годы униаты силой захватили более 600 наших церквей. В начале же 2000 годов они даже дерзко перенесли свою «столицу» в Киев, причем на Левый берег Днепра, где они никогда не были, очевидно, надеясь, что этот шаг мистически поможет им поработить всю Русь. А Блаженнейший их при этом поздравляет! Причем новый униатский митрополит в своем самом первом интервью заявил о том, что будет строить «украинский мир» в противовес «Русскому миру» Православия.

А незадолго перед этим Митрополит Владимир заставил архиереев провести пышные празднования очередного юбилея идола украинских националистов, (а также кумира Шевчик и Сабодана, — Д.С.) — Тараса Шевченко. И сам произнес по этому поводу прочувствованную речь. Забыл только сказать, что Шевченко хулил Богородицу в поэме «Мария», ругал многих святых, был мятежником против своего благодетеля, помогшего выкупить его с неволи. Почти не соблюдал постов, и умер в пост из-за пьянки, так что киевские священники даже не хотели его отпевать«.

Однако вернемся от Шевченко и Шевчука к нашей Шевчик.

Конечно же, мы не столь наивны, чтобы со своим ликбезом надеяться на какие-то открытия для неё и всей её «честной» компании. Всё-то они об унии знают — лучше нашего. Просто мешает им это знание — строить «помісну українську церкву». Но Истина поругаема не бывает: в то самое время, когда матушка Серафима пыталась разжалобить нас причитаниями о судьбах «вічно гнаної церкви» (это уже из Гузара), те самые «гнані» устроили вырванные годы уже единомышленникам Шевчик.

Об этом — в последней части нашего ликбеза.

*Посколькуданное имя — не православное «Николай» или «Никола», и не светское малороссийское «Микола», передаю транскрипцию оригинального написания на официальном сайте УПЦ МП.

Дмитрий Скворцов



Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s